Языки

  • Chuvash
  • English
  • Esperanto
  • Русский
Description for image 5Description for image 6Description for image 4Description for image 3Description for image 2Description for image 1

Александр Савельев. Чуваши: быть или не быть?

Основная проблема чувашского народа на данный момент - это ассимиляция, культурная и этническая.

Уникальный статус чувашей (тюркский немусульманский народ Поволжья) таит в себе и подводные камни. Так, отсутствие религиозного барьера во многом способствовало и способствует русификации, при этом выводя чувашей за пределы мусульманско-тюркского мира. С другой стороны, финно-угорские народы Поволжья могут рассчитывать на поддержку таких государства, как Венгрия, Эстония и Финляндия (не так давно представители Венгрии поднимали на европейском уровне вопрос о положении марийского народа). Чуваши не могут рассчитывать на широкую внешнюю поддержку своего национального движения. Свои проблемы нужно решать самим.

Очевидно, что причины ассимиляции лежат прежде всего в состоянии национального самосознания. Оно, в свою очередь, обуславливается состоянием национальной культуры и всего того, что формирует нацию. Что же это?

В первую очередь, язык. Чувашский язык не обладает должным престижем, а что самое опасное - крайне слабо передается молодому поколению. В массах распространено мнение о том, что это "деревенский"(=>"неполноценный") язык, что, впрочем, не лишено оснований, так как действительно в деревне он сохраняется гораздо лучше. Причин таковой непрестижности много. Крайне недостаточное использование как официального языка республики, а следовательно - языка руководящих органов, прессы, судопроизводства и т.д. Низкое качество и устаревшие методики преподавания, в результате чего чувашская речь зачастую наполовину состоит из русских слов. Наконец, отсутствие работы непосредственно над языком: масса неоправданных заимствований из русского языка, неразвитость терминологического аппарата и т.д.

Складывается такая ситуация, что хорошо владеют языком в основном деревенские дети, в городе же ситуация сложнее. Что касается крупных городов за пределами республики, то там и говорить не о чем: весьма большой процент чувашей оказывается практически оторванным от национального языка.

Еще один фактор, формирующий осознание национального единства - это традиции. Традиции как отображение общего исторического прошлого (без сознания которого невозможна нация) и культурного настоящего. Это, к примеру, национальные праздники. Традиции праздников (при этом далеко не всех) еще сохраняются опять же в деревнях, но успешное национальное развитие не возможно только лишь за счет деревни - необходимо формирование современной городской культуры, в которой находилось бы место для всех тех признаков национального, которые еще можно встретить на селе. Агадуй, который проводят в городах, вряд ли может признаваться успешным: необходим другой, более продуманный формат.

К тому же типу "традиций, формирующих самосознание" относится и национальная ономастика (имена и фамилии). Особенно печально наблюдать ее медленную смерть, если помнить, что она сохранялась еще тогда, когда многие другие народы полностью перешли на имена общехристианские-общемусульманские. Впрочем, даже и в этом случае имя обычно имеет устойчивый национальный вариант произношения. В нашем же случае наличие уникальных дохристианских имен при условии расширения их употребления может послужить еще одним фактором развития национального самосознания.

Наконец, важную роль в национальном строительстве в наше время играют некие символы, которые, грубо говоря, составляют "национальную достояние". Это исторические достижения и памятные даты, это места на карте, имеющие особую значимость для представителей данного народа, это достижения деятелей культуры, спорта, общественно-политической жизни. Всё то, что, с одной стороны, объединяет, а с другой - дает престиж. Глупо гордиться только тем фактом, что ты родился чувашем - ровно как и глупо стыдиться этого, ибо национальность не выбирают. Но это не отменяет того факта, что отсутствие неких символических точек опоры в родной среде зачастую приводит к желанию "перебежать" к более "сильному" народу, а, следовательно, - и к ассимиляции.

Потенциально такие символы у нас есть. История, Волга, Айги, Николаев - перечислять можно долго. Но на данный момент по факту они не осознаются народом как достояние а-ля Пушкин-наше-всё. Речь не об идеализации отдельных выдающихся личностей или сакрализации географических точек, но о том, что реальные достижения должны получить должный отклик. А параллельно - создаваться новые. Прежде всего, в культурном поле. Потому как даже по состоянию чувашской поп-"культуры" видно, что дела здесь обстоят не самым лучшим образом.

Чуваши - во многом заложники исторического и культурного дискурса, в котором наш народ развивался последние несколько веков. Подчиненное положение начиная со времен Золотой Орды сформировало менталитет инородца, осознающего свою неполноценность без более сильного соседа. Что уж говорить, если даже "патриарх" Иван Яковлев, который общепризнанно считается чуть ли не отцом нации, по своему собственному признанию, видел национальную идею чувашей в слиянии с русским народом. В этом отношении нужны перемены в мозгах. Которые вполне возможны, если выше перечисленные проблемы будут преодолены.

Александр Савельев
18/11/2009